Внимание!


ОК
Главная Галерея Фильмография Дед и отец Мои дети

Василий Иванович Чапаев Александр Васильевич Чапаев

Чапаев А.В. (вверху второй слева) Выпускники десятилетки, г. Пугачев
Чапаев А.В. (вверху второй слева) Выпускники десятилетки, г. Пугачев
Старший сын В.И. Чапаева – Александр Васильевич Чапаев – мечтал о мирной профессии.
По окончании десятилетней школы в г. Пугачеве поступил в сельскохозяйственный институт, чтобы учиться на агронома.
Но судьба распорядилась иначе: в тридцатые годы стране нужны были военные кадры, и он пошел по стопам отца.
В Красной армии с 1933 года. В 1938 г. окончил Московское Военное училище имени ВЦИК, затем в звании старшего лейтенанта становится курсантом Подольского артиллерийского училища, где с 1939 по 1941 год был командиром батареи.
В 1940 г. был удостоен знака «За отличную артиллерийскую подготовку».
С начала Великой Отечественной войны — командир 3 Дивизиона 697 Противотанкового Артиллерийского полка.
Согласно командировочному предписанию от 16 сентября 1941 г.,
капитан Чапаев А.В. вступил в обязанности командира 2-го дивизиона 619 ГАП.
А.В. Чапаев (слева) во время Великой Отечественной войны
А.В. Чапаев (слева) во время Великой Отечественной войны
Из справки отдела кадров 22 Армии от 14 сентября 1941 г.:
«За период пребывания на фронте в 697 Арт. полку в должности Командира 3 Дивизиона т. Чапаев А.В. проявил себя как волевой, мужественный и храбрый командир,
в боях с противником сбил до десятка вражеских танков и один самолет-бомбардировщик.
Три раза был в обороне как командир батальона и храбро отражал наступление противника.
Как в дивизионе, так и в полку пользуется большим авторитетом».
Из воспоминаний Р.Эпштейна, однополчанина А.В.Чапаева:
«... В очень тяжелые для нашей Родины дни июля 1941 года фашистские танки прорвали оборону 22-й армии на Даугаве
и устремились к областному городу Белоруссии Витебску, чтобы захватить стратегически важную автомагистраль Витебск - Невель.
8 июля истребительно-противотанковый полк, в состав которого входил и дивизион капитана Чапаева,
выгрузился из эшелонов вблизи города Невель. Перед дивизионом была поставлена задача: перекрыть шоссе.
Шоссе было пустынным, и чапаевцы на своих машинах помчались вперед.
В деревушке перед районным центром Витебской области Городком Александр Васильевич увидел мальчишек и спросил:
- Фашисты здесь были?
- Были, – ответили ребята. – Убили нашего председателя колхоза и уехали.
- А разве в Городке немцы?
- Битком набито, – последовал ответ.
Капитан развернул дивизион и занял выгодную позицию. Но вскоре поступил приказ: атаковать противника своими силами.
Оставив у орудий по два-три человека, Александр Васильевич сам повел артиллеристов в атаку,
но пробиться в город не удалось, слишком большое превосходство было у врага.
Через сутки подошла наша 214-я стрелковая дивизия. Её атаки огнём прямой наводки
поддерживал артиллерийский дивизион Чапаева – они сковывали действия танковой группировки гитлеровцев.
На шоссе образовалась пробка из горящих, подбитых танков противника.
Так отважно уже в первые недели войны вступали в схватку с врагом бойцы
под командованием Александра Васильевича Чапаева. Начав войну на Западном фронте,
капитан Чапаев пережил тяжелые дни отступления наших войск, геройски дрался с врагом под Великими Луками,
Торопцом, участвовал в битве под Москвой, Воронежом, на Курской дуге, под Белгородом, Харьковым.
Под Москвой был ранен, на Курской дуге под Прохоровкой – тяжело контужен. Госпиталь. И снова – в бой.
В декабре 1943 года советские войска подошли к городу Городку.
К тому самому Городку, за который проливали кровь чапаевцы в июле 1941 года.
Но теперь Александр Васильевич уже подполковник, командир 64-й тяжелой пушечной бригады 21-й артиллерийской Краснознаменной дивизии
резерва Верховного Главнокомандования. И 24 декабря тот самый Городок, за который в первые дни войны отдали свои жизни тысячи наших солдат и офицеров,
был освобожден от фашистской нечисти. За успешные боевые действия А.В.Чапаев был награжден орденом Отечественной войны I степени».
Из наградного листа подполковника Чапаева Александра Васильевича,
командира 66 тяжелой пушечной артиллерийской бригады 21 артдивизии РГК,
от 30 декабря 1943 года:
«В подготовительный период проведения наступательной операции армии т. ЧАПАЕВ
провел большую работу и особенно уделил внимание разведке переднего края и глубины обороны противника, а также планирования артиллерийского наступления.
В бою т. ЧАПАЕВ постоянно налаживал взаимодействие с пехотой и танками, обеспечивал дальнейшее их продвижение,
сопровождая огнём и колёсами. В первый день боя артиллерией бригады нанесены значительные потери противнику
в живой силе и технике, в дальнейшем обеспечили взятие опорных пунктов Озерище и др.
Храбрый и мужественный командир т. ЧАПАЕВ всегда воодушевляет бойцов на боевые подвиги.
За умелое руководство в операции и достигнутые успехи т. ЧАПАЕВ удостоен
Правительственной награды орденом Отечественной войны первой степени».
Чапаев Александр Васильевич удостоен более тридцати наград, среди которых:
- Три Ордена Красного Знамени,
- Орден Красной Звезды,
- Орден Трудового Красного Знамени,
- Орден Отечественной войны I степени,
- Орден Александра Невского,
- Орден Александра Суворова,
- Медаль «За боевые заслуги,
- Медаль «За оборону Москвы»,
- Медаль «За победу над Германией»,
- Медаль «Ветеран Вооруженных Сил СССР»,
- Медаль «За воинскую доблесть в ознаменование 100-летия со дня рождения В.И. Ленина» и др.
Почетный гражданин населенных пунктов:
- города Лебедина,
- села Щучье Лискинского района Воронежской области,
- города Белебей,
- города Юхнова,
- села Першино.
Награжден почетной грамотой от трудящихся г. Воронежа за активное участие в освобождении г. Воронежа от немецко-фашистских захватчиков.
Александр Васильевич Чапаев сражался всю Великую Отечественную войну – от первого до последнего дня.
Заканчивал войну в звании полковника, а уже в мирное время, 25 мая 1959 года,
ему было присвоено звание генерал-майор артиллерии. В 60-е годы был Заместителем начальника ракетных войск и артиллерии Московского военного округа.
После войны, имея огромный опыт боевых действий, Александр Васильевич Чапаев постоянно повышал свой профессиональный уровень:
- в 1946 году окончил курс Высших Академических Артиллерийских Курсов при Артиллерийской ордена Ленина и ордена Суворова Академии имени Дзержинского,
- в 1955 году окончил Высшие Академические курсы при Высшей ордена Суворова I степени Военной Академии имени К.Е. Ворошилова (г. Москва),
- в 1958 году окончил специальные сборы при Военной артиллерийской командной академии по изучению боевого применения артиллерии в современных условиях и изучению новой техники (г. Ленинград),
- в 1960 году окончил Высшие академические артиллерийские командные курсы при Военной артиллерийской командной академии (г. Ленинград).

Из письма А.В. Чапаева жене от 5 сентября 1941 года
(в годовщину гибели В.И. Чапаева):

«Анечка, посылку твою получил ещё 21 августа, но на второй день она погибла вместе с чемоданом, шинелью и другим барахлом. Был очень жаркий бой. После этого я не имел возможности тебе написать до сегодняшнего дня. 26 июля получил от тебя открытку. 27 июля два письма и открытку на имя Ковель. За эти дни я два раза водил батальон пехоты в наступление. Один раз с одной из рот батальона в лесном бою мне удалось ворваться в окопы немцев. Первый раз я увидел такие рассвирепевшие лица своих бойцов, когда они начали колоть немцев штыками. В азарт они входят в любом бою, уничтожая танки. Но здесь было другое. Из окопов мы вынесли 2 немецких пулемета. Ковель ранен в руку навылет и отправлен в лазарет. О Савченко нет никаких известий. Сегодня 5 сентября. Я нахожусь вне боя. Хотелось бы в этот день в память отцу отметить немцам как следует. Обо мне не беспокойся. Высылать мне ничего не нужно. Всё необходимое я себе найду. Пиши лучше, курносая, почаще письма».

А.В.Чапаев с женой Анной

Из письма А.В. Чапаева жене от 25 октября 1941 года.
Солнечногорск
:
«Анечка. Прибыл под Москву. Из Клина посылал тебе письмо и открытку. Не знаю, как ты их получишь. Кальке тоже послал открытку. Я здоров. Будем биться под Москвой. Кажется, будет решительная битва. Из своих товарищей ни с кем связи не имею. Если тебе придётся куда переезжать, прими все меры, чтобы сообщить мне свой адрес. Пиши мне чаще по адресу: Полевая почта 873 358 АП Целую тебя и ребятишек».

А.В. Чапаев, И.В. Купин.

Из письма А.В. Чапаева жене от 28 декабря 1941 года:
«Милая Анечка! Ты уже делала мне выговор за пренебрежение в поздравлении в общепризнанные дни как день рождения и прочие, вот я и начинаю с того, что поздравляю тебя, малышей и всю семью с наступающим Новым годом, хотя сделать это нужно было бы полмесяца назад и письмо прибыло бы кстати, т.е. вовремя. Но как говорится, «лучше поздно, чем никогда», а поэтому нужно все-таки должное отдать. Благо, что у меня сейчас есть время и я могу писать и писать... Впрочем, я пошлю тебе поздравительную телеграмму, а письмо это пошлю на «всякий случай», т.к. телеграмма может и не дойти (я же тебе посылал из Клина, а ты не получила). 27.12.41 в час ночи я ехал на командный пункт. Остановив в лесной лощине лошадь, приказал отыскать пункт командира пехотного полка, который я поддерживаю. Оставшись на дороге, я увидел блеск выстрела, звук, а затем в это же мгновение удар в левый глаз. Мне показалось, что выстрел был произведен из винтовки и поэтому я упал в снег, чтобы не получить еще. Когда вернулся мой адъютант, которого я послал искать пункт, то нашел меня скучающим на снегу. Я спрашивал, кто стрелял, откуда. Но мне наконец растолковали, что разорвалась мина и осколок попал в глаз. В эту же ночь я был доставлен на машине в Серпухов, откуда и пишу это письмо. Глаз, курносая, цел и невредим. Оказалось рассеченным нижнее веко и синяк под глазом. Чувствую себя замечательно. Через несколько дней (2-3 дня) уйду из госпиталя. Врачи рекомендуют сделать операцию, чтобы не терять «красоты» моей. Но я им сказал, что жениться все равно больше не буду и операцию делать не обязательно».

Командир батальона Чапаев и комиссар Шахов в блиндаже в перерыве между боями

Из письма А.В. Чапаева жене от 2 февраля 1943 года:
«Успехи наши неплохие. Ушли вперед километров на 70. Особенно хорош был последний бой 29 января. Как мне хотелось, чтобы ты его видела! Мы зашли километров на тридцать в тыл противника. Немец об этом знал. Не имея других путей отхода, его трёхтысячная группировка должна была пройти только через нас. Наши силы далеко не достигали и половины сил немцев. Немцы подошли к нам скрытно ночью и с рассветом пошли в атаку. Их встретили достойно, и продвинуться они не могли до 2 часов дня. Тогда они решили нас обойти с другого конца деревни, уничтожить нас с тыла и прорваться к своим. В 14 ч 30 мин они двинулись буквально лавиной вместе со своими обозами прямо на те хаты, где мы находились. Это было такое зрелище, что я на минуту просто оторопел. Нас отделяли каких-нибудь 400 метров. Было ясно, что наш вопрос решен. И, очевидно, только поэтому удалось чертовскими усилиями в течение нескольких секунд (нажимая на все телефоны) вызвать огонь всей артиллерии, и в следующую минуту «катюши» и вся артиллерия прямой наводкой открыли убийственный огонь, стреляя в упор. Кверху полетели немцы вместе с повозками и всем, что двигалось. Бой длился не более 10 минут, и вопрос 3000 немцев был решен: добрую половину уложили на месте, а остальные - подняли руки. Когда их забирали, то на них, чертей, у нас даже конвоя не хватало...»

Из письма А.В. Чапаева жене от 17 июля 1943 года:
(накануне тяжелого ранения в боях на Курской дуге под Прохоровкой):

«Стоим прямо в лоб немецкому движению. Бои сильные, но дела идут пока ничего. Постоянно на виду до 100 и более немецких танков, которые бродят, как шакалы, в надежде где-нибудь кусок урвать, но каждый раз хорошо получают по зубам. Обо мне сильно не беспокойся (немножко - можно)»

Письмо А.В. Чапаева жене от 22 июля 1944 года:
«Анечка, сообщаю, что жив и здоров. Все идет пока благополучно. Сегодня получил орден Красного Знамени. Писать больше некогда и нечего. Уже поздно, а до утра много работы. Утром снова бой. Целую тебя и ребятишек».

Из письма А.В. Чапаева жене от 10 мая 1945 года:
«Анечка, здравствуй! Поздравляю тебя и мужиков с Победой! Представляю себе (или, вернее, пытаюсь представить), как этот день был встречен в Москве. Здесь у солдат в окопах и то дважды возникал стихийный салют. Первый раз со взятием Берлина и второй в день окончания войны. Творилось что-то невероятное: палит кто из чего может. Но теперь всё стихло. Жизнь пошла своим порядком, и только пленные немцы еще продолжают тянуться вереницами».